Шыгыс

432.23 506.79 5.45

Возможный обстрел Ан-28 под Алматы: дочь погибшего пилота озвучила свою версию

Возможный обстрел Ан-28 под Алматы: дочь погибшего пилота озвучила свою версию
Фото ©Tengrinews kz

Дочь погибшего в крушении самолета санавиации Ан-28 в 2017 году под Алматы опровергла версию об обстреле судна и высказала свою версию трагедии, передает Tengrinews.kz.

Отец Веры Цой Геннадий был командиром экипажа. По ее словам, он был гражданином Кыргызстана, считался единственным командиром-инструктором во всем СНГ, способным обучать пилотов Ан-28. Стаж его работы составлял более 30 лет. В авиакомпанию East Wing, которой принадлежал рухнувший самолет, он попал по приглашению.

Возможный обстрел Ан-28 под Алматы: дочь погибшего пилота озвучила свою версию
Геннадий Цой. Фото из личного архива семьи

3 октября 2017 года он вместе со вторым пилотом, бортинженером и двумя врачами вылетел из Алматы на помощь к роженице в Шымкент. Как нам уже известно, самолет рухнул в Илийском районе Алматинской области. Никто из находившихся на борту не выжил.
"Уже ночью я была там. Авиакомпания не вышла с нами на связь. Мы узнали все из СМИ. Приехали в морг Алматы, там простояли очень долгое время, был процесс опознания и так далее. Судмедэксперты ни у кого не нашли отметин от огнестрельных ранений либо колото-режущих ран. Ничего такого не было. Тела были обгоревшие в результате пожара", - рассказывает Вера Цой.

Вера Цой вспомнила такие подробности, потому что недавно на одном из заседаний представители авиакомпании заявили об обстреле самолета Ан-28. Женщина не поддерживает эту версию.

По словам Веры, версию обстрела поддерживают только родственники второго пилота Евгения Кутафина, которые и рассказали об этом в СМИ.

"Мне кажется, это просто давление на общественность. Это бессмысленно. Есть заключения, что не было никаких обстрелов. Также есть выписки с полигона, что не проводились стрельбы в это время. Все были допрошены - и командир полигона, и участники. Не было в то время никаких обстрелов. И не было обнаружено в самолете никаких повреждений от обстрелов. Были небольшие осколки, вмятины, дырочки. Если бы они были от огнестрельных выстрелов, то на пояске обтирания были бы обнаружены следы пуль, снарядов, металла, свинца", - рассуждает она.

Вера Цой просит не делать преждевременных выводов и дождаться решения суда, так как все аргументы об обстреле спорные.

"Представители авиакомпании ссылаются на метки на радарах. Там около семи меток, которые то появляются, то исчезают. Они говорят, что это пули. Но любого спросите человека, который связан с баллистикой, любого военного, да даже у диспетчеров. Ну не может радар заметить пулю. Об этом говорит начальник аэродромного диспетчерского центра Казаэронавигации. По его словам, это просто блики от переотраженного сигнала радиолокатора, то есть в этом нет ничего страшного. Так бывает", - заявила Вера Цой.

Женщина рассказала, что в суде прокурор обвиняет президента авиакомпании Виталия Масалитина в том, что были нарушены правила безопасности движения воздушного транспорта.

"Но почему авиакомпания молчит о своих нарушениях? О том, что самолет летал с просроченными винтами, как оказалось. Последний раз их проверяли в 2006 году. Почему они молчат, что масса самолета специально была занижена. Как эксперты на допросах говорили, это была экономическая выгода, чтобы не устанавливать дополнительные приборы на самолет. Очень важный был прибор - это прибор GPWS, он необходим для распознания рельефа земли. А он не был установлен. И если бы его установили, при приближении к земле он бы стал сигнализировать и они смогли бы отреагировать. А так как это были сумерки, и еще вроде бы начинался небольшой дождь, с высоты не видно ЛЭП, они сливаются, их не видно".

Также, по словам дочери погибшего пилота, в самолете был неисправный бортовой самописец. Вера Цой отмечает, что по этой причине следствие длилось так долго - три года.
"Почему они молчат, что БУР (бортовое устройство регистрации) был неисправен? Да, из-за неисправного БУРа не падают самолеты, но по правилам с неисправным БУРом летать запрещено. Когда экипаж заходит, он включает кнопку БУР, видит что она горит, значит, все записывает происходящее. Авиакомпания не выполняла свои технические обязанности. Поэтому пришлось делать математическое моделирование. Как самолет летел, что с ним происходило. Это заняло очень много времени", - рассказала она.

Напомним, самолет санавиации упал под Алматы 3 октября 2017 года. Всего через 12 минут после взлета из Алматы исчез с радаров самолет малой авиации Ан-28 авиакомпании East Wing. На борту находились пять человек. В авиакатастрофе погибли профессор, врач, акушер-гинеколог Талгат Патсаев и профессор, врач-реаниматолог Жанибек Артыкбаев, командир судна Геннадий Цой, второй пилот Евгений Кутафин, бортинженер Бейшенбек Акматбаев.

Позже стало известно о смерти матери шестерых детей, к которой летели погибшие врачи.

Ранее сообщалось о возможном обстреле самолета. Комиссия, сделавшая заключение о технических неполадках Ан-28, после появления материалов о возможном обстреле воздушного судна требует провести новое расследование.

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

Зарплаты полицейских повысят в Казахстане

16:08

Депутаты потребовали вернуть выплаты медикам в случае заражения COVID

09:22

Билеты в кино подскочили в цене в Алматы

09:52
Азпп
Наверх