426.32 496.41 5.5

"Вохра" и "Махамбетовка" - окраинные районы города Актобе. Переселять из опасных районов не спешат

"Вохра" и "Махамбетовка" - окраинные районы города Актобе. Переселять из опасных районов не спешат

Среди нуждающихся в жилье есть и пострадавшие от паводка-2017, пишет газета "Актобе Таймс".

"Вохра" и "Махамбетовка" - окраинные районы города Актобе, огорожены простеньким синим забором. Эти районы находятся рядом с Актюбинским заводом ферросплавов, и забор прикрывает неприглядные строения, образовавшиеся рядом с одним из важнейших предприятий города.

Мы заезжаем на улицу Жаңа құрылыс в Махамбетовке (в переводе – «Новое строение») и видим ветхие, обшарпанные конструкции. Назвать их домами сложно. Это скорее похоже на времянки, которые с годами обросли ещё несколькими комнатами. Где-то разрушившиеся стены прикрыты ДСП или металлическими листами, саманные домики часто скрываются за ржавыми заборами.

По кривым дорогам бегают дети. Некоторые ловко объезжают ямы на велосипедах, кто-то чудом катается на самокате. Они так искренне улыбаются, с таким любопытством смотрят на журналистов, что от этого зрелища становится неловко. Не верится, что всего в нескольких километрах отсюда находится центр города.

Временное стало постоянным

В начале сороковых, когда в Актюбинск был эвакуирован завод «Мосрентген» и АЗФ только начинал свою деятельность, в Вохре и Махамбетовке стояли бараки. Тогда же здесь появились первые времянки. Было совсем не до соблюдения каких-то экологических норм и санитарно-защитной зоны. Так территория вокруг заводов, на которой строго запрещено строительство жилых помещений (да и промышленных – только с разрешения), заполнилась домиками. Всего их более 300. Бараки давно снесли.

Экологическая обстановка здесь очевидно хуже, чем в любом другом районе города. Дело не только в шаговой доступности заводов, в выбросах которых диоксид серы, оксид углерода и ферропыль, но и в близком расположении шламонакопителей. Шламы, конечно, не в минуте ходьбы, но при ветре в сторону города вся пыль в первую очередь летит в Вохру, Махамбетовку и ближние дачные коллективы. Рядом Промзона и канализационно-очистные сооружения.

Великое переселение не случилось

Вопрос о переселении жителей опасных районов власти поднимают больше 10-и лет. Когда только застраивался микрорайон «Болашак», квартиры им планировали выдавать там, но не случилось. После паводка в 2017-м году каждому обещали построить одноэтажный дом.

С мёртвой точки дело сдвинулось совсем недавно. Правда, условия, на которых выселяют людей, совершенно для них неприемлемы. Жителям выдают земельный участок в аренду на несколько лет, где они могут построить жильё за свой счёт. Многие хотят остаться в родном доме, куда уже провели коммуникации, но боятся, что через пару лет районы снесут. Но, как выяснилось, большинство из них подписали бумаги о получении земельного участка, не имея средств на строительство жилья.

Экология хуже с каждым годом

Айгуль Куанова получила такой участок в этом году. Женщина переехала в Актобе из Уила в 1975-м году. У матери пятерых детей не было возможности приобрести жильё в другом месте.
- В 2017-м году было наводнение, около 80-и домов тогда пострадавшим выдали. Ещё выдавали землю и по миллиону тенге помощи. Кто-то до сих пор строит, - говорит Айгуль. - В этом году мы ходили в акимат, пытались узнать, что с нами будут делать. Всё-таки у нас экологически небезопасная зона. Мы сказали: «Перевезите нас куда-нибудь или давайте статус (зоны экологического бедствия. – Авт.)». Они сказали, что статус дать не получится. Раньше мы ничего от заводов не чувствовали, но последние 10 лет... Я когда рубашки белые стираю, на улицу их вешаю. Но они теперь все серые! Дышать иногда невозможно, запах страшный. Когда мой сын в гости приезжает, у него здесь головные боли постоянно. А когда он у себя в Курайли, ничего такого нет. Отчего, вы думаете, это?

Рассказывая о печальной экологической обстановке, Айгуль ведёт нас к речке Жинишке. Мимо тянутся разрушенные дома, от которых остались только стены.
- Это всё затопило. Нам говорили, что уберут эту грязь, но, как видите, развалы остались, - показывает женщина. - А мусора тут сколько!
Речка представляет собой болото. В нём нашлось место автомобильной шине, груде пластика и веток. Но воды не наберётся даже по колено.
- В прошлом году копали-копали, сломали половину деревьев и уехали, - вздыхает Айгуль.

Никто не знает, что будет дальше

Как рассказывает женщина, раньше большинство жителей были категорически против переселения.
- Но вот, решили они выдать нам землю. Каждому по 8 соток. Из-за этого многие были недовольны: у кого тут 10, у кого 12. Ну, ладно, мы были на всё согласны, - продолжает Айгуль Куанова. - Но теперь строить не можем. Перед карантином кто-то кредит взял, что-то продал, а теперь нет работы. Кто-то уже построил дом, но там нет воды, света, газа. Что будет с нашими участками после переезда, никто не знает. Это секрет. Участок выдали, я фундамент заложила, но возможности дальше строить у меня пока нет. Может, в следующем году получится. Сейчас у нас только 1 семья в Бауырластар-4 переехала из Вохры.

Кредиты дают не всем

- Нам выдали участок за Малбазаром в Саздинском, мы уже строим там дом. Газ, свет у нас уже есть, - рассказывают супруги Рахметулла и Рабига. - Стройматериалов, денег - нам ничего не давали. Пришлось взять кредит. Площадь участка - 8 соток. Половина из местных точно уже согласна на переезд. Но вот построиться... Всё равно земельный участок дают в аренду только на время. Продать дом здесь мы не можем. Мы живём здесь 25 лет, дом сами строили.

Кредит, однако, выдают далеко не всем. Многие жители Вохры и Махамбетовки – пенсионеры, которым хватает средств только на самое необходимое. Одна бабушка рассказала, что ей могут дать только 600 тысяч тенге, выплачивать которые придётся 2 года. Этого не хватит даже на фундамент.

Денег на постройку дома нет

Житель Махамбетовки Талан Абдулов рассказывает, что большинство горожан подписали документы о получении земельного участка неосознанно.
- Вообще, нам на строительство дали 2 года. Но в связи с карантином они это время продлили. Я взял землю. Сколько длится этот снос, мы устали уже. Я сам хотел построить здесь дом новый. Но нам не дали разрешение. Ну, люди здесь в основном простые. Все подписали и написали заявление, что они не будут требовать какой-то помощи. А теперь там нет газа, света. Я фундамент залил, и всё. Сейчас всё ещё и подорожало... Здесь у нас и газ, и свет, и всё есть. Но вы посмотрите, как здесь некоторые люди живут, - показывает Талан на конструкцию из деревянных досок. - Мужчина, который живет в ней, приходит только на ночлег. Как он переживёт зиму, представить сложно. У него нет ни газа, ни света. Ещё и налог на эту землю, который он не может выплатить.
По расчётам Талана Абдулова, строительство самого простого дома обойдётся в 8 млн тенге.
- У нас есть люди, которые не согласны переезжать, потому что у них просто возможности нет. Они бумаги подпишут, а завтра фундамент зальют, и будут, как я, стоять... - разводит руками Талан. - Земельные акты скоро заканчиваются, люди переживают.

Куда делись обещания?

В городском акимате подтвердили, что никакой финансовой поддержки для новоявленных владельцев участков не предусмотрено, и объяснили, почему жильцы оказались в безвыходной ситуации.

Как выяснилось, переселяют людей вовсе не из-за опасного соседства с заводами, а из-за угрозы паводка.
- Когда в 2017-м году был объявлен режим чрезвычайной ситуации в связи с наводнением, была создана комиссия, - рассказывает нам заместитель акима города Сергей Ли. - И приняли решение, чтобы выделили средства из областного бюджета – около 200 млн тенге – и подвели сети к жилому массиву Жанатурмыс. Там должно было строиться для них жильё.
По закону средства на строительство жилья должны были выделить из резерва правительства. Но тогда этого не сделали. На 366 домов требовалось около 6,9 млрд тенге. К слову, на проект по расширению русел рек, который реализовывали во избежание повторного паводка, выделили 6,7 млрд тенге.

«Мы - заложники этой ситуации»

- Министерство индустрии и инфраструктурного развития в 2017-м году заявку одобрило, министерство внутренних дел – тоже. Единственное, не одобрило министерство финансов. Естественно, у них денег не было, и они сказали: ищите из областного бюджета. Но по закону средства на эти цели не выделяются из областного бюджета. Только из республиканского. Поэтому этот вопрос завис, - объясняет ситуацию Сергей Ли. - Сейчас, когда некоторые жители получили земельные участки, нужно пересчитывать. Теперь на Жанатурмыс мы должны подготовить проектно-сметную документацию, мы её подготовили, сделали экспертизу и направили это в комитет по делам строительства, чтобы они дали заключение и из резерва правительства выделили средства.

Заместитель акима города также рассказал, что попытки решить ситуацию предпринимались и в прошлом году.
- В октябре мы написали письмо, решили инициировать через депутатов Мажилиса, а именно – через Щегельского Глеба Анатольевича. Он направил письмо на имя министра Атамкулова (возглавляет министерство индустрии и инфраструктурного развития. – Авт.) о том, что мы просим вернуться к этому вопросу. Ему отказали. Министерство финансов также сказало, что в рамках планового режима надо эти деньги выделять. И сейчас аким области должен обратиться напрямую к премьер-министру. Когда это произошло, просто обязаны были выделить средства из республиканского бюджета. Я не знаю, почему это не довели до конца. Они сделали ПСД, экспертизу, сети провели, но нужно было идти дальше. А сейчас на дворе 2020 год. Это произошло 3 года назад, сегодня это сложно сделать. Мы сейчас заложники этой ситуации, - резюмирует Сергей Ли.

Что останется после зимы?

Что касается жителей районов, которые получили земельные участки, то им уже не планируют строить готовое жильё. Если они не успеют построить дома в срок, то решение о дальнейшей аренде или возврате участка будет рассматривать земельная комиссия. Но так как в большинстве районов до сих пор не проведены все коммуникации, сроки на строительство ещё не действуют. Так, например, в Жанатурмысе в сентябре должны подключить газ и воду. Свет только начинают прокладывать. Некоторые люди, получившие участки, очень надеются, что процесс ускорят. Ведь впереди зима. Если они не переселятся туда, то строящиеся дома могут разобрать на материалы.

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

По факту избиения девочки в Кенкияке заведено уголовное дело. Родителей привлекут к ответственности

11:27

Студенты не могут платить по 900 тысяч тенге, чтобы попасть на учёбу в Россию

14:42

«Осторожно, мошенники!» Полицейские рассказали, как обманывают актюбинцев

17:05
Азпп
Наверх