386.34 427.25 5.88

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

Городские власти признают, что жить в санитарно-защитной зоне губительно для здоровья. Однако дома на новом месте предлагают строить за свой счет, сообщает корреспондент "Актобе Таймс".

Многострадальные Вохра и Махамбетовка фактически со дня основания находятся в непосредственной близости от крупных промышленных заводов, давно и исправно загрязняющих воздух.

Чтобы голословно не обвинять предприятия, обратимся к трудам людей, компетентных в этой области, а именно - к монографии «Экологически детерминированная задержка физического развития у детей», авторами которой являются Бекмухамбетов Е. Ж. (бывший ректор ЗКМУ. – Прим. автора), Тусупкалиев Б.Т., Жумалина А.К. Так вот, там указано, что «предельно допустимая концентрация хрома (ПДК) превышена в районе Актюбинского хромперерабатывающего завода (АЗХС) в 7 раз, на расстоянии 250-500 м от АЗХС и АЗФ в 1,9 раз, в других районах составляет 0, 3-0, 6 мкг/м (следовательно, ниже ПДК)… Наряду с этим идет и постоянное загрязнение подземных вод. Содержание шестивалентного хрома вблизи завода составляет 4152-1094 мг/л, вблизи рек 5,35 мг/л. Концентрация шестивалентного хрома в воде реки Илек и в месте впадения ее в Урал превышает ПДК в 10 раз и в 3 раза соответственно… атмосферный воздух в Актобе загрязнен трех- и шестивалентным хромом, азотистым ангидридом, углекислым газом, азотистым газом, сероводородом и пылью. В том числе, выявлено загрязнение соединениями хрома и на протяжении 30 км от города». Также в монографии указано, что шестивалентному хрому присущи токсичные свойства, аллергенное и канцерогенное действие.

«Хром определяется при анализе пыли, в смывах со стекол и листьев деревьев, а также в снежном покрове, почве и овощах, содержание его на различном расстоянии от АЗФ и АЗХС колеблется в пределах до 1, 65 мг/м2» - подчеркивают авторы.

Монография датирована 2012 годом, но, полагаю, с того времени мало что изменилось в лучшую сторону. Скорее экологическая ситуация в нашем городе имеет тенденцию к стремительному ухудшению.

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

Актюбинцы давно и пока безуспешно пытаются привлечь внимание властей к этому наболевшему вопросу. Уже и традиционные горы мусора у контейнеров мало кого волнуют. Пускай хоть вечный смрад, гарь, смог и ферропыль нас покинут! Ан нет, с завидным постоянством эти «визитные карточки» Актобе проявляют себя во всей красе. И вот уже аллергики бегут в аптеку за очередной порцией антигистаминного, окна спешно закрываются, а о вечернем моционе по тенистым аллеям можно только мечтать.

И уж если мы тут, находясь на приличном расстоянии от заводов, ощущаем все «прелести» их жизнедеятельности, то обитателям Вохры, Махамбетовки, а также тамошних дачных коллективов - и вовсе приходится туго. Ведь они находятся в непосредственной близости к предприятиям. В той самой санитарно-защитной зоне.

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

Санитарно-защитная зона (СЗЗ) — специальная территория с особым режимом использования, которая устанавливается вокруг объектов и производств, являющихся источниками воздействия на среду обитания и здоровье человека. В санитарно-защитной зоне не допускается размещать: жилую застройку, включая отдельные жилые дома, ландшафтно-рекреационные зоны, зоны отдыха, территории курортов, санаториев и домов отдыха, территорий садоводческих товариществ и коттеджной застройки, коллективных или индивидуальных дачных и садово-огородных участков.

Обещали

О необходимости переселения людей, живущих в экологически неблагоприятном районе, чиновники говорят не первый год. В разное время местным жителям обещали то помочь с кредитами на строительство домов в новом районе, а то и вовсе предоставить другое жилье. Теперь же не обещают ни жилья, ни кредитов. Только обмен участка с домом на участок без дома (!), зато в экологически благоприятной зоне – поселке Жана Коныс.

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

- У нас имеются земельные участки в Баурластар-4, что в поселке Жана Коныс, - сообщил недавно заместитель акима Актобе Ушкын Минбаев. - Там по коммуникациям вопрос уже решен, остается ввести в эксплуатацию все коммуникационные сети. И туда мы готовы переселить всех желающих. Но есть одно условие – жители садоводческого коллектива или жилых массивов должны строить жилье за счет собственных средств. Мы поменяем только их местоположение. То есть, у них участок забираем, в другом месте предоставляем. Всего необходимо перенести 366 участков. Но пока выразили желание переселиться 50 человек, из них 3 уже написали заявление, мы их рассмотрели, и уже идет процедура оформления. Также имеется условие, чтобы не было никакой передачи или продажи земельного участка или дома. В случае такой ситуации мы будет рассматривать варианты возврата земельного участка.

Опасность во всем

Помимо экологически неблагоприятного расположения, у этих жилых массивов немало и других причин для расселения.

- Это был период эвакуации, сложное время, когда действительно было не до генпланов, не до проекта детальных планировок, - делится мнением главный архитектор ПрК «Актюбгражданпроект» Нурлан Буранбаев, ранее занимавший должность главного архитектора Актюбинской области. - Все это затевалось как временное, но в подтверждение известной поговорки оказалось, что все надолго. Как все стихийное, эта застройка не отвечает требованиям и нормам градостроительного планирования. А именно: коридоры для инженерных сетей, проезды, пожарная безопасность, экологическая безопасность. Есть определённые нормы – расстояния между домами, «красные линии» - здесь этого всего практически нет. Тяжело такие районы реконструировать. Легче их на новом месте построить.

Родовое гнездо

Строиться на новом месте людям предлагают за свой счет. Однако много ли найдётся там имеющих возможность это сделать?

Махамбетовка сейчас представляет собой не самое радужное зрелище. Саманные домики, которые разрушил обильный паводок, покосившиеся заборы, на которых видны полустёртые надписи «Продам дом». Видимо, понимая безнадежность совершения сделки купли–продажи, хозяева надписи и не обновляют.

Улиц тут действительно нет, есть узкие петляющие проулочки, неожиданные повороты и тупики. Здесь будто своя, кардинально отличающаяся от города, жизнь. Однако, несмотря на все неблагоприятные причины, некоторые местные жители категорически не желают покидать «насиженные места».

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

- Я не хочу переезжать! – категорически заявляет пенсионерка Разия Валиева. – Я тут выросла, мои дети тут выросли, внуки растут. Что мне делать? У меня нет мочи по новой сейчас строиться. У меня огород свой – помидоры, лук, соленья делаю. И что я там буду делать? Пока я новый участок обработаю, мне и жить некогда.

Женщина признается, что на свою пенсию она новый дом построить не сможет. И помочь ей в этом некому.

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

- Я отсюда последняя уйду, - машет руками еще одна местная жительница бабушка Люба. - Пришли с одной стороны с бумажками – подпишите, что не хотите уезжать. С той стороны – подпишите на квартиру, с третьей – на землю. Нужна какая-то определенность уже! Уходили мы отсюда, потом назад вернулись. Родовое гнездо наше. Меня здесь все устраивает. У меня газ, свет, горячая вода, туалет дома. Меня устраивают автобусы, соседи замечательные. Да пройдите, спросите. Ну, 10-15 человек наберётся, которые хотят поменять место жительства. У кого есть возможности построиться. Например, у меня дочь и двое детей у нее. Дочь работает, зарплата 60 тысяч тенге. Пенсия у меня 56 тысяч тенге. Помогать нам некому.

Выбросы заводов бабу Любу не пугают. Нет, говорит, у нас никакой пыли.

- У меня 20 лет была квартира, где торговый дом «Актобе», так я в спальне все время не открывала окно, - рассказывает пенсионерка. - Вся пыль, вся гарь летела в комнату. Было время, у нас тут ферропыль была, а сейчас нет. Мы спокойны.

Спокойствие по поводу экологической обстановки разделяют, впрочем, не все местные жители. Навстречу нам шел мужчина в медицинской маске, представившийся Оралбаем. Он посетовал, что страдает бронхитом, а его жена – аллергией. Переехать из Махамбетовки они бы и рады, но только в том случае, если им предоставят не только участок, но и жилье. Сами они построиться не смогут.

Актюбинцы отказываются переселяться из опасных районов

Очевидно, что предложение властей сменить участок с домом на участок без дома, станет заманчивым далеко не для всех обитателей Вохры, Махамбетовки и дачных массивов. И стихийная застройка, образовавшаяся здесь с военных времен, с высокой долей вероятности останется еще на неопределенный срок. Потому как возможности строить дома для тех, кто живет и растит детей в санитарно-защитной зоне, нет ни у них самих, ни у властей.

Ольга Еремеева
фото Лилии Беликовой

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

В Костанайской области 10 детей попали в больницу после обрезания

08:58

Дожди с грозами. Прогноз погоды на 24 августа в Казахстане

08:31

Мост обрушился на грузовик в Павлодарской области

09:17
Азпп
Наверх