420.76 498.6 5.6

Эксклюзивное интервью с главным борцом за чистую экологию «Актобе, дыши!»

Эксклюзивное интервью с главным борцом за чистую экологию  «Актобе, дыши!»

Организатор волонтерского движения «Актобе, дыши!» Евгений Лазарчук дал эксклюзивное интервью газете «Актобе Таймс». Неравнодушные актюбинцы под его началом чистят родники, борются против массовой вырубки деревьев, курируют полив зеленых насаждений в городе.

«Сколько родников мы уже объехали - богом забытые места»

В воскресенье встаю в шесть утра. Волонтеры знают, что это день чистки родников. Ездим на реки, как по расписанию. Те, кто побывал там один раз, уже не могут пропускать поездки. Когда открываешь ключ, то есть «глаз» родника, столько эмоций… словно рождение ребенка. Почистить родник - это как причаститься. Едешь домой, кажется как будто с пикника, хотя полдня махали лопатой.

Первый родник, который мы очистили, в народе называется третий родник, он дает 700 тысяч кубов в сутки. Это большой поток воды. За четыре выезда мы вручную очистили все русло, больше 400 метров.

Мы понимаем, что одного раза в неделю мало, поэтому выезжаем и в будни. Там где зелено, значит, рядом есть и родник. Ищем новые места, где могут быть источники, общаемся со старожилами. Также ориентируемся по военным картам, так как раньше родники считались стратегическими объектами.

Воды в реке Сазда нет, поливать парки нечем. Выезжали в самый сток реки, там все сухо. По руслу много незаконно поставленных дамб. Раньше Сазда была полноводной, и даже затапливала 11 микрорайон и район Москвы. Сейчас от нее остался ручей, и из него пытаются сделать канал. Русло реки забетонировали, начиная от проспекта Санкибай батыра и в сторону коттеджей. Хотя на том месте есть еще несколько больших родников.

Говорят, что речки питают талые воды. Это не так, речки питают родники. Особенно Каргала – самая холодная река. Если бы пошли по нашему методу: расчищали бы дно и родники - ситуация была бы совсем другая.

Я пытался узнать, какое ведомство у нас занимается родниками. Задавал этот вопрос экологам, лесхозу, водхозу. Все отвечают, что источники не на их балансе. Сколько родников мы уже объехали – богом забытые места. Ил сантиметров восемьдесят, и это точно не чистилось на протяжении двадцати-тридцати лет...

Пастухи иногда приезжают, искоса посмотрят, нормальные ли мы вообще или нет. Все время в грязи по пояс, в холодной воде. Температура у родника – четыре градуса. К сожалению, в нашей команде процентов шестьдесят мужчин, остальные девушки. У женщин больше развито сострадание ко всему живому.

«Экологов вообще не слышно. Они только могут констатировать факты превышения вредных веществ в воздухе»

Научиться можно всему, если есть желание. Многие консультируются со мной в вопросах посадки, полива, хотя я по образованию не дендролог, не эколог, не гидротехник. Наши волонтеры общаются со специалистами из разных стран, с теми, кто занимается выращиванием больших площадей лесов. Капельное орошение установили на сквере Богенбай батыра. Хотим внедрить эту систему во всем городе. Воды в Актобе мало. В том же Парке президента четыре-шесть скважин, очень маленький запас пресной воды. А соленой поливать деревья нельзя.

Вырубка деревьев… чума какая-то для города! К сожалению, так же уничтожают деревья в Костанае, Атырау, Актау. Люди звонят из разных регионов и просят, чтобы к ним приехала группа «Актобе, дыши!» Экологов вообще не слышно. Они могут реагировать на проблему только по заявлениям горожан и констатировать факты превышения в воздухе ПДК. Получается, собственной позиции у них нет.

Непосредственно специалисты говорят, что сегодняшняя обрезка деревьев - это нормально. Для простых горожан это ненормально, когда срезают все кроны. Чем нам дышать? У нас заводы стоят прямо в городе. С вырубкой борются опять же горожане, бегают с телефонами, поднимают резонанс, вызывают полицию.

Я занимаюсь проектом по пересадке деревьев. В случае застроек, расширения дорог предусмотрена специальная выкопочная машина. Она может пересадить дерево на другое место без повреждений корневой системы. Появилась информация от акимата, что для города хотят купить технику для выкорчевывания больших стволов до сорока сантиметров. Да, это немного затратнее, чем высадить саженцы и два года поливать, но дерево же останется живым.

«Чтобы выросла крона, должно пройти десять-двадцать лет»

На центральной улице у нас деревья не больше трех-четырех метров высотой. По улице Тайбекова стоят саженцы непонятной формы. Почему в век технологий не проложить кабель другим образом, не трогая зелень? Вот обрезали ветку, и никто не знает, что сейчас активный вегетационный период. Вот когда поранишь руку, идет кровь. У дерева так же: сок начинает выходить, прилипают паразиты, дерево болеет. Если обрезали, то нужно замазать хотя бы грубой краской, чтобы не погибло. И санитарная обрезка проводится либо ранней весной, либо ранней осенью. А у нас режут, когда попало, стволы на солнце стоят, сохнут. Если не разбираетесь, на худой конец есть Гугл. Можно потратить один вечер, чтобы прочитать всю информацию.

Белят стволы и не знают, для чего вообще они это делают. Умудряются работать эмульсией. Побелка - это дезинфекция от насекомых. А некоторые специалисты думают, что она для красоты.

Со стороны я, наверное, выгляжу как слишком умный человек, который лезет не в свои дела. Пора бы этой проблемой заняться государству! Город лысый. Когда вырастет этот молодняк? Утрата одной кроны – килограмм кислорода. Чтобы у дерева появилась нормальная крона, дающая тень, нужно, как минимум, лет десять для пирамидального тополя и лет двадцать для ясеня. Сколько загубили деревьев в лесополосе 12 микрорайона? Это было такое зеленое пятно! Если бы не резонанс, вырезали бы всю зелень. Хоть какой-то клочок удалось спасти.

В городе собирались проводить инвентаризацию. Как будет реестр зеленых насаждений, так станет сложнее губить деревья. В развитых странах все, что высаживается, вносится в карту зеленых насаждений, под контролем каждая веточка. А пока что нет бумажки – нет дерева.

«Даже если где-то смогут прижать меня, я же здесь не один»

В мае все соцсети были в фотографиях обрубленных деревьев. Пилили все, кому не лень. Я опубликовал пост о том, что надо создать группу и бороться с вырубкой. Мой призыв разлетелся по Инстаграму. В первый же день присоединилось больше ста человек. Масштабная вырубка остановилась. В некоторые строительные проекты вносят изменения. Например, чтобы не трогать деревья, перенесли автобусные карманы на другое место, где нет зелени.

В группе «Актобе, дыши!» процесс запущен, и если кому-то захочется его остановить, это будет невозможно. Даже если где-то смогут прижать меня, я же не один здесь. «Актобе, дыши!» теперь будет выступать как общественный совет. Мы курируем все зеленые насаждения в скверах, парках. С нами теперь считаются.

«У нас был шок, когда мы увидели пакетированный карагач»

Правила благоустройства в Актобе вообще не учитывают. Все спилы деревьев в городе мы считаем незаконными. Разрешение от ЖКХ есть только у одной фирмы.

По правилам благоустройства, 20 процентов территории должно быть засажено деревьями. По идее, у нас должно быть везде зелено, где есть застройки.

Кстати, в городе прекратили сажать хвою, пока не будут выстроены все системы полива.

Тот же тополь - рекордсмен по очистке кислорода. Его не любят из-за аллергии. Но тополь бывает женского и мужского полов. У женского нет пуха. Есть сорта: серебристый, невский тополь. Они не вырабатывают пух, но круглые сутки выделяют кислород.

Волонтеров «Актобе, дыши!» пригласили в комиссию по рассмотрению проекта расширения русел рек. Также в нее входят актюбинские специалисты: Мандрыкин, Котик, Книжник. По их рецензиям будет видно, продолжать или остановить проект.

Конечно, есть «диванные комментаторы», и на нас это все обрушивается. Нам в Инстаграм пишут, что мы обязаны чистить все реки. Указывают людям, которые и так по доброй воле ранним утром едут с лопатой, чтобы отпахать полдня. Я всегда призываю наших волонтеров не принимать близко к сердцу. Если начнешь пропускать всю критику через себя, ты будешь жить мнениями людей, и тогда вообще ничего не получится.

У нас был шок, когда увидели на заправках в пакетах карагач. Так и написано: местный карагач, город Актобе. Продают на дрова… Вот куда делись наши деревья - пускают на шашлыки.

«Я не мог оставить остальных котят и забрал домой»

Моя основная работа – водитель большегрузов. Взял сейчас отпуск без содержания, потому что все время заняла волонтерская деятельность. Постоянно за рулем, постоянно нахожусь в двух чатах. В одном - полностью все ответственные лица по вопросам саженцев, вырубке деревьев, цветникам. Если где-то вижу непорядок, сразу скидываю всю информацию в этот чат.

Я уже больше семи лет волонтирую. У меня в квартире живут пушистые собачки и котята, я их называю бомжиками. Как они окрепнут, так их раздадим. На работе одного котенка убили, мне пришлось забрать домой всех остальных. Сердце у меня, наверное, такое… Я смотрю, у многих детей неправильное воспитание, в них есть жестокость: мучают, пинают животных.

Популярность мне вообще ни к чему. Я не люблю выступать в СМИ. Особенно, когда надо говорить на камеру.

«Как бы это не работа, но дело, которое оставить уже нельзя»

Где строить будущее? В этих каменных джунглях? Безразличие власти к природе не оставляет надежды, что когда-то будет нормально. Экологическая ситуация в городе меняется настолько быстро… Недавно в нашей семье умерла бабушка. Последний год мы часто находились в онкологии. Больница забита, среди пациентов много молодежи до 30 лет.

Парк здоровья чахнет. Система полива отсутствовала. Пока начался полив водовозами, мы потеряли большую часть деревьев, которые там были. Люди ругались, что акимат не работает. У нас чуть что, винят власть. Но если бы каждый житель раз в неделю выходил с баклажкой воды и поливал, то можно было спасти зелень.

Тяжело разрываться между семьей и общественной деятельностью. У некоторых дома скандалы, потому что волонтеры посвящают выходные рекам. Как бы это не работа, но дело, которое оставить уже нельзя.

Я вырос в поселке, с детства привык постоянно копаться в земле. Еще я ярый дачник. У меня растет много чего интересного: семь сортов клубники, шесть сортов малины, три сорта сливы, кукуруза, несколько сортов вишни, винограда.

Мое главное правило: меньше говори и рассуждай, просто иди и делай.

Беседовала Елена РЫШКИНА

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

«Буду пить, буду бить». Почему распадаются актюбинские семьи

10:45

Актюбинцы задолжали за тепло и воду более 350 млн

16:24
Азпп
Наверх