Подпишись на новости Times kz!
Шыгыс

341.18 392.97 5.34

«Я просто не доживу, так и не дождавшись внуков!»

«Я просто не доживу, так и не дождавшись внуков!»

Ранее сообщалось: Мать осужденного в Актобе: «Я сожгу себя на пороге тюрьмы!»

Так говорит Вера Ивановна, мать Станислава Синякова, которого осудили на 11 лет за крупные кражи. Она считает, что ее сын невиновен, и что его - подставили.

В январе 2017 года Станислав Синяков предложил своему знакомому Александру Сычкову воровать из организаций деньги и ценные вещи. Сычков согласился. Позже к банде подключились Александр Жаворонков и А.Ишниязов.

Молодые люди планомерно готовились к преступлениям. Так, Станислав купил огнестрельное оружие - пистолет, патроны, подготовил свою машину. Также - были закуплены маски и перчатки.

10 января 2017 Сычков и Синяков вооружившись пистолетом, совершили первую кражу. Они обворовали несколько офисных помещений, украв талоны на 2 тысячи литров газа, около 4 миллионов тенге и кожаный портфель стоимостью 60 тысяч тенге. Вообще их преступные действия длились с января по июль прошлого года.

21 июля, когда они совершали уже 14 кражу, банду задержали. Удалось сбежать лишь Ишниязову.

Как мы уже сообщали, 13 февраля текущего года суд приговорил Станислава Синякова к 11 годам лишения свободы. Его подельник Александр Сычков получил 8 лет, а третий участник Александр Жаворонков – 5 лет колонии.

Однако мать Станислава Вера Ивановна Синякова не верит в виновность своего сына. Она рассказала корреспонденту Тimeskz.kz о том, как шло следствие, и почему вынесли «несправедливый» приговор.
- 21 июля в день, когда их задержали, мой сын подвозил троих ребят, - вспоминает Вера Ивановна. – Он не знал, что они едут кого-то грабить. Он просто был вроде таксиста. Один из пассажиров Александр Сычков его давний знакомый. Они познакомились в колонии, когда отбывали свои наказания. Потом вышли из тюрьмы и продолжили дружбу. Сын жалел Сычкова, - мол, тот сирота, помогал ему чем мог, даже одежду давал.
Со слов Веры Ивановны, довезя до места товарищей Стас не стал их дожидаться, а собрался развернуться в проулке, чтобы уехать.
-Там как будто дежурили оперативники, - продолжила Синякова. - Они блокировали машину сына и ждали, пока эти ребята перелезут через забор и проникнут в чужой дом. Между прочим, в доме была хозяйка, ее дочь и малолетние дети. Полицейские, зная это, почему-то медлили, карауля моего сына. Лишь когда один выстрелил в потолок, угрожая женщинам и пугая детей, они кинулись их задерживать. Естественно - женщина и ее родня получили стресс. Парни начали убегать. Одному удалось скрыться, а Сычков стрелял из пистолета и ранил полицейского в ногу.
Вера Синякова подчеркнула, что оказывается, еще с апреля прошлого года полицейские наблюдали за Стасом.
- В суде они (полицейские – прим. автора) говорили, что поступил анонимный звонок, и они несколько месяцев наблюдали за сыном, - говорит женщина. – В июне-июле были преступления, в которых обвиняют Стаса. Если он был в разработке, и они знали все его действия, то чего они ждали? Пока он наворуется что ли?
Все фигуранты банды ранее уже отбывали наказания. Стас был осужден за грабеж, когда ему было 24 года.
- Он работал в ТОО. Однажды его директор подбил сына и еще одного парня ограбить предприятие на Центральном рынке, - рассказывает Вера Ивановна. – В суде сын взял вину на себя, хотя был, что говорится - «на стреме». Ему дали 10 лет, директору чуть поменьше. После кассационных жалоб срок «скостили». В апреле 2016 года он вышел на свободу.
Из рассказа женщины стало известно, что освободившись Синяков устроился на работу с зарплатой в 40 тысяч тенге. Проработав месяц, он ломает кисть правой руки и переходит на другую, более оплачиваемую работу.
- Вообще, сын всегда мечтал иметь свое дело, хотел открыть крестьянское хозяйство или типа того, - вздыхает Вера Ивановна. – Задатки у него были. Очень умный парень, учился на отлично и быстро схватывал все на лету. Вот, он и решил занять деньги у своего друга, чтобы открыть свое дело. Он занял 400 тысяч рублей, плюс полтора миллионов тенге дала ему я. У меня хорошая пенсия – мы не бедствуем.
Однако слова Веры Ивановны не подтверждаются материалами дела. В материалах дела сказано, что официально безработный Синяков на ворованные деньги приобрел автомобиль за 3 миллиона 100 тысяч тенге, а также оборудование для столярного цеха – за полтора миллиона.
- Все было куплено на наши деньги, - утверждает мать осужденного. – Он открыл цех и развивал свой бизнес. Устроил на работу к себе несколько человек, включая бывшего директора, с которым отбывал наказание. Эта была ошибка. Когда их арестовали, у директора конфисковали 800 тысяч тенге и золото, а у сына ничего не было. Естественно, - он мог отомстить.
Кстати, в цеху Станислав изготавливал красивые иконы и нарды. Товар был довольно дорогой. К примеру, нарды порадовали в гипермаркетах по 150 тысяч тенге. Когда «горе-бизнесмена» задержали, - весь товар был конфискован.
- Арест Стаса для меня был сильным ударом, - рыдает Валентина Ивановна. – У него раздроблена пятка: он ходил опираясь на трость еле-еле, готовился к операции, и тут такое. Первым делом мы поехали в цех сына. Там нас встретил бывший директор. Он сказал, что ничего запрещенного Стас не приносил и обещал помочь. Но когда его допрашивали, он оклеветал Стаса, а потом и мою дочь, - якобы она просила деньги на адвоката.

Судебное следствие длилось с июля по ноябрь 2017 года. Потом был суд. Все это время Вера Ивановна пыталась разобраться в деле, веря в невиновность сына.
- Я была на всех судебных процессах, - продолжает Вера Синякова. - В приговоре много нестыковок и расхождений в показаниях свидетелей. Все анализы и экспертизы говорят о непричастности моего сына. К примеру, на пистолете нет его отпечатков. Хотя Сычков утверждал, что пистолет Стаса. Они даже не доказали, что он его покупал, но зато - 2 года за пистолет добавили.
По воспоминаниям Веры Ивановны, когда в суде определяли меру пресечения в виде ареста, Александра Сычкова в зал суда буквально затащили.
- Он даже идти не мог! Его так избили за ранение полицейского. Возможно, оперативники заставили его дать такие показания против сына. Кстати, Стаса тоже били. Он писал ходатайства, жалобы, но ему отказывали, - рассказывает Синякова.
Вера Ивановна рассказала, что преступления Синяков не мог совершить, потому что был - то с поломанной ногой, то с рукой.
- Вот 10 июня был ограблен частный детский сад, - указывает женщина. – Есть видеозапись, которую только после требования сына показали в суде. Там видно, что идут два невысоких парня. Идут спокойно: без трости, не хромая. А мой сын ходил кое-как, с поломанной ногой опираясь на трость. Это все видели даже на суде, но не приняли во внимание.
Еще, во время одного эпизода - у Станислава была поломана кисть правой руки, а его подельник Сычков так рассказывал: «Мы со Стасом спустились с крыши и выломали решетку».
- Мой сын правша, - разводит руками Вера Ивановна. – Он еле ложку левой рукой держал, а тут - монтировка… И потом, на крыше нашли два окурка. Экспертиза показала: один окурок принадлежал Сычкову, а второй - неизвестному человеку. Еще вовремя одного эпизода - сын вообще целый день провел со своей гражданской женой. Я так думаю: этот Сычков кого-то прикрывает, и вешает все на моего сына. Мы очень надеялись, что суд будет справедливым и во всем разберется. Мы верили, что будет оправдательный приговор. Есть доказательства, справки, свидетели, - но на все это суд смотрел критически.
Сразу после оглашения приговора Станислав Синяков зашил рот и объявил голодовку. Его мать об этом узнала спустя несколько дней.
- 19 февраля, после уговоров начальника СИЗО, он снял нитки, но голодать продолжил, - вытирает слезы мать Стаса. – Я видела на его губах точки и грусть в глазах. Я его умоляла прекратить голодать, но он не слушал, лишь повторял: «Мама, по-другому я правды не добьюсь!». Если бы он что-то творил, разве бы он вел себя так? Разве бы зашивал рот? Требовал экспертизы и т.д? Он голодает уже месяц.
7 марта, на кануне Международного женского дня, когда все сыновья думали, что подарить своим матерям и женам, Вера Ивановна ездила в СИЗО, желая передать Стасу средства гигиены, бумагу и ручки. Все это удалось передать лишь 9 марта… Все кроме еды.
- Теперь я знаю, в тюрьме не только издеваются над заключенными, но и над их родными, - сетует Синякова. – Чтобы что-то передать - уходит не один день, а попасть на прием к начальнику практически невозможно.
Вера Ивановна в растерянности. Она уже однажды теряла сына, долго ждала его свободу и теперь все повторилось.

«Я просто не доживу, так и не дождавшись внуков!»
Станислав Синяков, еще молод и весел. Фото из семейного архива.
- Я готова облить себя бензином и поджечь, чтобы доказать невиновность моего сына, - заявляет Синякова. - Я в полном отчаянии, не знаю что делать. Это резонансное дело, за которое следователям обещали погоны, - вот они и старались. Старались найти что-нибудь запрещенное при обыске, но ничего не найдя - забрали часы и планшет Стаса. Даже гитару нашу хотели забрать! «Нет улик, значит все будем забирать», видимо - они так мыслят. Почему, если человек оступился один раз - его гнобят всю жизнь? Он не виноват. Мое материнское сердце это чувствует. Ему 31 год, он только начал жить по-настоящему: завел жену, открыл дело. И теперь его лишают свободы на 11 лет. Если это случится, я просто не доживу, так и не дождавшись внуков.

Иван Гайван
фото автора

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Как оставлять комментарии на Timeskz смотрите здесь
Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

Читайте также

М.Телибеков: Аким не является хозяином города. Он, прежде всего, слуга народа

11:08

Джоли запрашивает за приезд в Казахстан миллион долларов

14:59

В Таразе обгоревший мальчик утверждает, что его намеренно подожгли

10:36

Проблему очередей на границе Казахстана и России обещали решить

11:32

Телефоны в волосах и 11-метровые шпаргалки – как выпускники сдают ЕНТ

09:48

Суд вынес приговор убийце 5-летней девочки в ВКО

09:26
Азпп
Наверх