335.05 395.12 5.66

Возвращение террористов в Казахстан: что их ждет на родине?

Возвращение террористов в Казахстан: что их ждет на родине?

Более сотни казахстанских боевиков вернулись или были возвращены из Сирии и Ирака, передает Sputnik.

В Казахстане за участие в боевых действиях осуждены или находятся под следствием 45 человек — такие цифры приводит комитет национальной безопасности республики.

В октябре американская компания Soufan Group опубликовала данные о количестве боевиков из разных стран, которые примкнули к рядам ДАИШ. Согласно отчету, размещенному на официальном сайте исследовательской организации, всего в зону боевых действий выехали более 500 граждан Казахстана. Продолжают воевать на чужбине 120 человек.

Данных о вернувшихся казахстанцах у Soufan Group нет.

Впрочем, американские исследователи приводят статистику и по всей Центральной Азии. Выходцев региона, выступающих за террористов в Сирии или Ираке, пять тысяч, а вернулся обратно каждый десятый – всего 500 человек. Но сколько из них попало в Казахстан, остается для авторов доклада неизвестным.

Всего из Сирии и Ирака в 33 страны вернулось 5,6 тысячи человек. По мнению авторов доклада, это огромная проблема для правоохранительных органов и спецслужб, при этом государства еще не нашли способ решения проблемы.

Sputnik Казахстан решил проверить информацию, а заодно узнать – что может ждать террористов-возвращенцев в нашей стране.

Данные КНБ не совпадают

Интересными оказались официальные данные, полученные Sputnik Казахстан в комитете национальной безопасности.

По имеющимся у спецслужбы данным, в рядах ДАИШ в Сирии и Ираке находятся 347 граждан Казахстана. Из них продолжают активно участвовать в боевых действиях 96 мужчин.

Но и это еще не все. С начала вооруженных действий в Сирии вернулись или были возвращены на родину 106 казахстанцев (из них 63 мужчины).

Таким образом, данные КНБ оказались ниже (453 человека находящихся или побывавших в зоне боевых действий), чем цифры Soufan Group (более 500).
Чем объясняются расхождения в данных и можно ли списать "исчезновение" целой роты возможных боевиков на погрешность или на особенности методологии подсчета, судить трудно: каким образом считали террористов американцы и наши спецслужбы, неизвестно.

Впрочем, цифры из двух источников совпадают в другом: они весьма значительны. Однако в противовес авторам американского доклада эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии Александр Князев не разделяет пессимистических настроений и большой проблемы в ситуации не видит.

"Я думаю, все это во многом преувеличивается, и уже давно. С точки зрения проблем, связанных с терроризмом, думаю, что возвращающиеся боевики ДАИШ − далеко не самая главная проблема, поскольку на сегодняшний день спецслужбы Казахстана во взаимодействии с российскими и с другими спецслужбами имеют достаточно хорошее представление о тех, кто способен вернуться. Ситуация подконтрольная. Они в любом случае будут возвращаться по каким-то документам, оставляя какие-то следы", — уверен политолог.

Князев высказывает мнение: потенциальные возвращенцы просто не захотят рисковать.

"Думаю, любые такого рода деятели, возвращаясь в страну, рискуют оказаться под контролем и быть нейтрализованными сразу по прибытии. Во-вторых, их деятельность не будет иметь успеха, если они не будут иметь какой-то поддержки внутри страны, а это уже вопрос внутреннего состояния стабильности в стране, наличия протестных радикальных настроений в государстве", — говорит собеседник.

Условия в стране действительно становятся все менее благоприятными.

Что их ждет на родине

В Казахстане представителям нетрадиционных и запрещенных религиозных течений закручивают гайки. Чтобы прийти к такому выводу, достаточно вспомнить несколько фактов.

Весной этого года произошел случай, который непосвященному мог бы показаться курьезным, но вскоре выяснилось: государство таковым его не считает. Четырех жителей города Жанаозена суд оштрафовал в общей сложности на полмиллиона тенге за произнесенное в мечети слово "аминь".

Вскоре выяснилось: судебное решение оказалось созвучным запрету на сакральное слово Духовного управления мусульман Казахстана. Еще в ноябре прошлого года управление выпустило "Правила внутреннего порядка в мечетях ДУМК", а после объяснило свои запреты наличием "последователей чужих течений, которые не хотят подчиняться правилам мечети и не признают казахские традиции и светские принципы страны".

Еще одним шагом ужесточения государственного контроля стало подписание президентом в июле этого года поправок в закон, позволяющих лишать гражданства за особо опасные преступления, в том числе за акт терроризма, либо создание и руководство террористической группой.

Этими же поправками к преступлениям, которые причиняют тяжкий вред национальным интересам страны, отнесены 16 составов, предусмотренных 11 статьями УК РК. В том числе сепаратистская деятельность, создание и руководство экстремистской группой, участие в ее деятельности.

Наконец, в августе на обсуждение был вынесен законопроект, который в случае принятия может запретить ношение религиозной одежды и атрибутов в общественных местах. Также в нем прописан запрет на получение религиозного образования за рубежом без аналогичного образования на родине, запрещается и заключать браки по религиозным обрядам без государственной регистрации.

Впрочем, если мы говорим о казахстанцах, возвращающихся в страну, не можем не упомянуть жизнь по другую сторону колючей проволоки. Государство с антиэкстремистской деятельностью активизировалось и там.

"Зоновские" теологи – эффективно?

Летом этого года комитет уголовно-исполнительной системы МВД РК заявил: в исправительных учреждениях появились штатные теологи.

Министерство внутренних дел предоставило Sputnik Казахстан следующую информацию: штатные единицы "по организации теологической и реабилитационной работы со спецконтингентом" введены во всех исправительных учреждениях страны.

Методику и порядок работы штатных теологов с заключенными ведомство не раскрывает. Зато отчитывается: религиоведы, представители ДУМКа и теологи министерства по делам религии и гражданского общества три тысячи раз посетили исправительные учреждения с начала года с соответствующим количеством лекций.

Из-за недостатка информации о работе "теологов на окладе КУИС" мы обратились к главе Ассоциации центров исследования религий в Астане Юлие Денисенко. Она уже несколько лет лично занимается реабилитационной работой с заключенными, попавшими за решетку по "террористическим" статьям.

"Я консультирую исключительно на добровольной основе. Без согласия человека ни один консультант не имеет права заниматься реабилитацией. Даже начинать нельзя. Это определенный моральный кодекс, которого должен придерживаться каждый консультант. У меня самая главная цель не переубедить человека, потому что верования человека по Конституции защищены. Поэтому я строю свою реабилитацию на психологическом портрете", — рассказывает Денисенко.

По ее словам, реабилитационная работа сложная, зачастую длительная и без каких-либо гарантий успеха.

"Кому-то нужен час, а кому-то нужны годы. В процессе разговора выявляется фактор, который подтолкнул человека к радикализации. У кого-то это семейные проблемы, у кого-то проблемы с работой. У каждого этот толчок свой. Все — в процессе беседы. И когда я выявляю, начинается проработка этой проблемы. Когда она решена, человеку больше не надо дальше уходить в радикализм", — делится консультант.

При этом Денисенко считает, что лекции нужны, но вовремя.

"Лекции, они нужны. Но они нужны среде, еще не зараженной идеологией экстремизма. В работе с радикализованными людьми просто лекция будет абсолютно ненужной тратой времени и ресурсов. В качестве профилактики – можно. Но в случае с реабилитацией нет речи о каком-то положительном воздействии через лекцию. Это работа индивидуального характера – не массово, гурьбой собрали, прочитали, всем хорошо стало", — высказывает она мнение.

Наконец, руководитель Ассоциации центров исследования религий затрагивает главную заявленную нами проблему: есть ли смысл в привлечении к высококвалифицированной работе штатных теологов?

"Думаю, что есть в этом смысл и логика. Но в том случае, если это будут подготовленные сотрудники. Это последний этап реабилитации, которая должна проводиться так: сначала восстановление критического мышления, потом восстановление связи с семьей, чтобы у человека был фундамент, куда ему потом выйти, а не в пропасть сразу прыгать из экстремистской группы. И потом уже на этой базе, когда человек может воспринимать разговоры на высокие темы и критику вообще, здесь должны вступать в процесс реабилитации теологи. Вообще, это сложный процесс, в котором должна участвовать команда специалистов, в том числе теологи. Но они должны быть знакомы с психологическими аспектами реабилитации, элементарно уметь установить доверительные отношения с человеком, не вызвать у него агрессию. Таких людей немного. Проблема кадрового голода в этом плане одна из самых актуальных. Но то, что такую службу сделали, похвально. Вопрос теперь будет стоять в качестве", — утверждает Денисенко.

Генпрокуратура: террористов в стране все больше

Осужденных за террористические преступления в Казахстане за последние годы, в том числе после начала боевых действий в зоне сирийского конфликта, стало больше.

Комитет по правовой статистике и специальным учетам Генпрокуратуры не смог ответить на вопрос о том, сколько всего граждан, причастных к террористическим преступлениям, осудили за годы независимости. Отчеты "О правонарушениях, связанных с экстремизмом и терроризмом и о состоянии прокурорского надзора" ведомство начало составлять только с 2005 года.

Однако с тех пор данные фиксируются скрупулезно.

Так, если каждый год с 2005 по 2011 годы включительно осуждались по 7-17 казахстанцев (исключение — 2008 год с 28 осужденными), то 2012 год стал переломным.

Тогда был поставлен своеобразный "рекорд": к ответственности привлекли сразу 106 человек. Последующие годы показали определенное снижение, но его смело можно назвать относительным.

Итак, статистика Генеральной прокуратуры:

2013 год – 62 осужденных
2014 год – 49 осужденных
2015 год – 53 осужденных
2016 год – 94 осужденных

Тенденция очевидна: только за 9 месяцев 2017 года осудили 88 человек.

Сколько среди них "возвращенцев"?..
Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

Читайте также

Забастовка рабочих в Шахтинске: что известно на данный момент

12:13

Липовый полицейский выманил полмиллиона тенге у жителей ВКО, шантажируя самым дорогим

15:10

Дуйсенова прокомментировала ситуацию с бастующими шахтерами

16:09

В аэропорту Актобе у гражданина Китая потребовали взятку

09:36

Пьяного водителя остановил столб

09:46

Назарбаев объяснил новые назначения

09:01
Азпп
Наверх