Подпишись на новости Times kz!
Шыгыс

340.35 5.87 405.46

Что на самом деле происходит в колонии общего режима в Уральске?

Что на самом деле происходит в колонии общего режима в Уральске?

На днях в СМИ было опубликовано письмо заключенных колонии с жалобами на администрацию. Вчера прокуратура и правозащитники провели в РУ 170/2 проверку. Родственники заключенных весь день сидели во дворе колонии и дожидались окончания проверки, сообщает газета "Уральская неделя"

Нам позвонили в редакцию. Человек представился Русланом, заключенным колонии РУ 170/2 ( имя изменено, по его просьбе), и сообщил, что в колонии острая конфликтная ситуация.

— К нам был назначен новый заместитель начальника по режиму и оперативной работе, зовут его Алихан Сайлауович, — сказал Руслан. – С тех пор, у нас беспорядки. Особенно обнаглели активисты, заходят к нам в камеру во время обыска, ведут себя нагло, прямо при полиции скидывают нашу постель на пол, топчут у нас. По закону, им, вообще, нельзя к нам в камеру заходить. А еще из-за них многих ребят-сидельцев закрывают в карцер. Активисты специально подкидывают нам ножи, чтобы нас закрывали в карцер. А еще они бьют нас, избивают. Делается это с благословения администрации, и, естественно, за драку в карцер идёт обычный сиделец, а не активист.

По словам Руслана, с 6 сентября с обеда почти 300 сидельцев барака отказались от обеда в знак протеста.

— К еде мы не притрагиваемся, говорим, что аппетита нет, официально голодовку мы не объявляли, — говорит он.

Также Руслан сообщил, что администрация колонии их не бьёт.

— Охранники редко поднимают на нас руку, но постоянно устраивают травли, настраивают активистов против нас, — говорит он. –А ещё охранники воруют наши вещи, еду. Сами приносят нам мобильные за 5000 тенге, а потом во время обыска их же и отбирают.

На вопрос журналиста, действительно ли они писали письмо с жалобой, Руслан ответил, что это правда.

Кроме всего прочего, заключенные колонии выложили в You Tube видео, на котором показывается раскуроченная камера, человек за кадром уверяет, что это результат обыска с участием активистов.

Для прояснения ситуации, мы направились в колонию РУ 170, там мы встретили родственников осужденных.

— Моего мужа Тимура Шандыбаева этапировали 5 сентября с уральского СИЗО, — рассказывает Светлана Шандыбаева. – Его поместили в карантин. В этот же день нам позвонили заключенные, сказали, что Тимура избили. Я вчера целый день просидела во дворе колонии, ждала встречи с начальником Сагындыком Утешкалиевым. Он меня заверил, что всё в порядке, что сейчас по жалобам работает прокурор.

Женщина дождалась прокурора, и попросила его записать короткое видео, чтобы убедиться, что с мужем, действительно, всё в порядке.

Что на самом деле происходит в колонии общего режима в Уральске?

— Прокурор Тимур Исмаилбаев вынес нам видео, где мой муж стоит весь избитый, в синяках, нос сломан, разговаривает вполсилы, — с содроганием вспоминает Светлана. – Прокурор спрашивает: почему разбит нос? Он отвечает: упал. Прокурор говорит: А что вы такой заторможенный? Он отвечает: Врачи давали снотворное. Прокурор попросил повернуться мужа, а он с трудом поворачивается, еле стоит на ногах. После этого мне сразу позвонили заключенные, и сказали не верить тому, что муж говорит на видео, ведь администрация его заставила сделать это перед прокурором, на самом деле, муж избит.

Жена Артура Бигалиева, Салтанат Шандыбаева, уверяет, что ее супруга тоже избили.

— Звонили с тюрьмы, сказали, что муж в медсанчасти, его избили, и, кроме этого, он совершил акт членовредительства – вспорол себе живот и ноги. Заключенные сказали, что его лечат с горем-пополам, — рассказывает женщина. – Приехали к начальнику, он уверяет, что с ним всё в порядке. Не знаешь, кому верить. Встречаться нам разрешают раз в месяц, и до этого времени все шрамы у мужа заживут, и мы опять ничего не сможем доказать. Прокурор принес видео, где снял моего мужа. Муж стоит заторможенный, явно под действием наркотиков или водки. На животе у него красный шрам. Прокурор сказал, что это старый шрам, но я не верю ему, они все заодно.

Сестра Рустема Жумашева, Алия Жумашева, уверяет, что в тюрьме брата периодически подвергают пыткам.

Что на самом деле происходит в колонии общего режима в Уральске?

— Я виделась с братом в конце августа, — рассказывает она. – Он ужасно похудел, одни кожа да кости, говорит, что часто голодает в знак протеста. На голове у него свежий шрам – это охранники его ударили по голове стулом. Рассказал, что житья ему не дают, заставляют часами под палящим солнцем стоять в теплой одежде, заставляют в баню ходить в одежде.

Кроме этих женщин, во дворе тюрьмы были еще родственники осужденных, всем им позвонили сидельцы, и сообщили, что в тюрьме беспорядки, что их периодически бьют.

Заместитель прокурора области Александр ЦУРАНКОВ утверждает, что все осужденные принимают пищу.

— Я лично видел, как заключенные ели, лично снимал пробу с обеда, — рассказал прокурор. – Конкретно переговорили со всеми теми, кто написал письмо в газету «Уральская неделя». Все они отрицают, что писали это письмо. Проверка продолжается, и сегодня решится вопрос, будем ли заводить уголовное дело по данному факту или нет. Кроме того, будем выяснять, откуда у заключенных мобильные телефоны. Конфликт в тюрьме, действительно, был, и он был не с администрацией учреждения, а с активистами, то есть с добровольным объединением осужденных. Это была не драка, а небольшая потасовка. Думаю, мы разберемся с этим вопросом.

Директор Западно-Казахстанского филиала Бюро по правам человека, участник национального привентивного механизма Павел КОЧЕТКОВ также целый день провел в стенах учреждения, и он также не отрицает факт стычки активистов с осужденными.

– По закону, активисты не имеют никаких преимуществ перед обычными заключенными, — говорит он. – Однако конфликт имел место быть. Что касаемо голодовки, так это неправда, потому что я видел, как заключенным давали еду.

Через Кочеткова заключенные направили семь жалоб на имя уполномоченного по правам человека РК с жалобами на администрацию заведения. Относительно ситуации с избитым Тимуром Шандыбаевым, Кочетков сказал, что он отказывается говорить, кто его избил, и упрямо уверяет, что сам упал. Павел Кочетков не поверил его словам, однако повлиять на то, чтобы тот написал заявление, он не может.

После того, как родственники покинули двор тюрьмы, заключенный Руслан вновь вышел на связь, и сообщил, что заключенные продолжают отказываться от приема пищи.

— Мы ходим в столовую, но не едим, — сказал он. – Прокуроры не видели, что мы едим, а видели, как мы получаем пищу на раздаче. Мы не знаем, что делать, любая помощь извне оборачивается для нас еще худшими последствиями. Администрация пугает нас тем, что нас переведут в колонии строгого режима. Перед прокурорами и правозащитниками они делают инсценировки, что у нас всё хорошо, и те им верят.

При подготовке данной публикации позвонил Руслан и сообщил, что с завтрака осужденные стали кушать.

— Приходил начальник Департамента уголовно-исполнительной системы Дмитрий Кобцев, пообещал, что теперь активисты нас трогать не будут, — говорит он. – Но, если он не сдержит своего обещания, мы пойдем на крайние меры.
Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

Читайте также

Автор скандального учебника по русскому языку: Мне очень больно

16:47

На девушку-депутата из Рудного завели дело по статье "Сводничество"

08:24
Азпп
Наверх