Подпишись на новости Times kz!
Шыгыс

Для главного госинспектора труда в Актобе запросили 9 лет колонии

Для главного госинспектора труда в Актобе запросили 9 лет колонии

Гособвинитель просил признать Марата Габидуллина виновным в получении взятки по предварительному сговору, посадить в колонию и конфисковать имущество.

Чиновник настаивает на своей невиновности. Прения по громкому делу прошли в горсуде. На скамье подсудимых двое руководитель инспекции труда области Марат Габидуллин и госинспектор по труду Мыктыбай Жамиев.

Старший помощник прокурора Амантай Курмантаев просил признать обоих виновными и приговорить Габидуллина к 9 годам лишения свободы, Жамиева к 8 годам колонии, к обоим применить дополнительную санкцию конфискация имущества.

В уголовном деле три эпизода, в которых фигурируют суммы взяток в размере 10 тысяч тенге, 2 тысяч долларов и 3 тысяч долларов.

- Дело сфабриковано, - считает подсудимый Марат Габидуллин. - Замдиректора «HIS Consalting Grop» не передавала мне взятку в размере 10 тысяч тенге. Нет видео передачи мне денег. Замдиректора учебного центра дала показания, что я не просил у нее денег, не вымогал, и она не давала мне взятку. Я получил от нее на китайский Новый год подарок - календарь и ручку.

Заявление о взятке в размере двух тысяч долларов, как утверждает подсудимый, написали в финансовую полицию через месяц после вступления в силу акта спецрасследования гибели мужчины на производстве.

- Зачем передавать взятку, если спецрасследование не установило вину предприятия, это же абсурд, - говорит Марат Габидуллин. - В фонограмме нет ни единого слова о взятке. Кроме того, решение по специальному расследованию выносит не один человек, а комиссия. На суде выяснили, что комиссия по расследованию несчастного случая решила вопрос самостоятельно. Все члены комиссии пришли к единому мнению.
По третьему эпизоду тоже возникли споры.

- Директор Жанажолского газоперерабатывающего завода сказал в суде, что не передавал мне 3 тысячи долларов ни лично, ни через посредника, - выступает в прениях Марат Габидуллин. Нет ни одного вещественного доказательства по этому эпизоду. Я прошу закрыть уголовное дело, меня оправдать.

Как стало известно в суде, в рабочем кабинете Марата Габидуллина и в его автомашине следствие устанавливало видеокамеры. Запись вели несколько месяцев. Адвокаты настаивают, что установка видео прошла с нарушением законодательства. У полицейских не было на Марата Габидуллина ни одного заявления.

- Мы с Жамиевым оказались неудобными работниками, так как никому не давали возможности что-то иметь, - считает Марат Габидуллин. Я еженедельно отчитываюсь перед руководством. Если через КНБ поступает какая-либо информация, в ту же минуту меня вызывает аким области. В нашей области насчитывается около 8 тысяч предприятий и организаций, а управление по инспекции труда единственный орган, который защищает интересы простых рабочих.

Марат Габидуллин предложил финансовой полиции заняться реальными проблемами.

- Из-за халатности финансовой полиции 3 000 работников компании ТОО «Великая стена», так и не получили заработанных ими 800 миллионов тенге, - рассказывает Марат Габидуллин. Этот вопрос до сих пор стоит, в любой момент может обостриться ситуация.

Во время обыска, как рассказал подсудимый, «сотрудники финансовой полиции сняли со стены портрет Нурсултана Назарбаева и бросили его на пол».

- Я думаю, что не зря президент закрыл финансовую полицию, - говорит Марат Габидуллин.

Подробности громкого дела читайте в газете «Актобе Таймс» 4 сентября.

Татьяна Токарь
Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

Читайте также

Депутат вызвал министра образования на дуэль из-за учебников

09:14

В Казахстане произошло самое значительное падение уровня жизни за 16 лет

10:35

В Актобе умер мужчина по пути на рыбалку

11:45

Умер представитель России при ООН Виталий Чуркин

09:11

Баян Есентаева попросила суд пересмотреть приговор экс-супругу

13:26

Казахстанских школьников избавят от домашнего задания на выходных

15:08
Азпп
Наверх