Подпишись на новости Times kz!
Базар

USD 336.23 RUB 5.28 EUR 360.3

Найден неизвестный фрагмент эпоса о Гильгамеше

Найден неизвестный фрагмент эпоса о Гильгамеше

В конце сентября 2015 года многие СМИ сообщили, что в Ираке найдена глиняная табличка с неизвестными строками «Эпоса о Гильгамеше» — одного из древнейших текстов и самого большого, написанного клинописью, передает «Медуза». И хотя ученые знали о находке давно, внимание прессы привлек к ней рассказ посетителя музея.

По просьбе «Медузы» подробнее о табличке и ее содержании рассказал Рим Нуруллин, старший преподаватель кафедры истории и филологии Древнего Востока, ИВКА, РГГУ.


Новость о находке таблички с неизвестным прежде отрывком из «Эпоса о Гильгамеше», вообще говоря, немного запоздала. Текст таблички был опубликован еще летом 2014 года в журнале Journal of Cuneiform Studies известным британским ассириологом Эндрю Джорджем и его иракским коллегой Фаруком Аль-Рави. Недавний же интерес к ней возник благодаря одному посетителю Сулейманийского музея (Ирак), где и хранится табличка. Осама С. М. Амин, по профессии врач-невролог, оказался большим знатоком месопотамских древностей — он смог оценить значение выставленного на витрине экспоната, написав о нем увлекательную и обстоятельную заметку. Табличка была приобретена музеем в 2011 году у перекупщика древностей, добытых в ходе грабительских раскопок, — ее точное происхождение таким образом неизвестно. Понятно лишь, что она была найдена где-то на территории Вавилонии.

Аккадский «Эпос о Гильгамеше» — это, без сомнения, самое известное сегодня произведение месопотамской литературы. Текст «Эпоса» сохранился на глиняных табличках и записан клинописью, особой системой письма, которая была распространена в Древней Месопотамии на протяжении более трех тысяч лет. Клинопись использовалась для записи нескольких древневосточных языков, прежде всего, это шумерский и аккадский. Аккадский относится к семитской языковой группе, куда входят также арабский, еврейский и эфиопский языки, а установить родство шумерского с какими-либо современными языками до сих пор не удается.

По всей видимости, клинопись изобрели шумеры во второй половине IV тысячелетия до нашей эры, от шумеров ее переняли аккадцы и, несколько упростив, приспособили для своего языка. К началу II тысячелетия до нашей эры шумерский язык вышел из употребления, однако он сохранял роль языка письменной культуры на всем протяжении существования клинописи. Последние клинописные тексты датируются началом уже нашей эры, затем эта форма письма была забыта почти на две тысячи лет. После того как клинописная традиция прервалась, были утрачены почти все знания о культуре и истории Древней Месопотамии. Окончательно расшифровать клинопись удалось лишь в середине XIX века — благодаря трехъязычной надписи персидского царя Дария, составленной на древнеперсидском, эламском и аккадском языках. С тех пор наши сведения о клинописной культуре неуклонно растут — количество дошедших до нас клинописных текстов огромно и постоянно пополняется благодаря новым находкам.

Тексты при этом носят самый разный характер: это хозяйственно-административные документы, письма, сборники гаданий, астрологические гороскопы, царские надписи, исторические хроники, своды законов, заклинания, медицинские рецепты и так далее. Сохранилось и немало текстов, которые мы сегодня характеризуем как произведения литературы. Как они воспринимались древними читателями, не вполне ясно, точно известно лишь, что значительная часть «литературных» текстов была вовлечена в школьный куррикулум. Они старательно копировались учениками, осваивавшими тонкости клинописного письма. Если подсчитать произведения шумерской и аккадской литературы вместе, то наберется несколько сотен текстов — впрочем, многие из них дошли до нас в крайне поврежденном виде.

Особое место среди них занимает «Эпос о Гильгамеше», именно он привлек к ассириологии — науке, занимающей клинописными текстами, — всеобщее внимание (70-ые годы XIX века). Это произошло благодаря британскому ассириологу Джорджу Смиту, который первым сумел разобрать вавилонскую версию истории о потопе, содержащуюся в конце «Эпоса о Гильгамеше». Оказалось, что эта история во многих деталях совпадает с тем, как описывается потоп в книге Бытия Ветхого Завета. На научном докладе, посвященном этому открытию и состоявшемуся 3 декабря 1872 года, даже присутствовал премьер-министр Великобритании Уильям Гладстон. С тех пор «Эпос о Гильгамеше» является своего рода визитной карточкой ассириологической науки. В России он известен благодаря переводу Игоря Михайловича Дьяконова, впервые увидевшему свет в 1961 году.

«Эпос о Гильгамеше» можно условно поделить на две части. Первая повествует о героических деяниях Гильгамеша, царя города Урука, и его друга Энкиду. Вторая — рассказ о поисках бессмертия, которые Гильгамеш ведет после смерти Энкиду. Эти поиски оканчиваются ничем, однако благодаря им меняется сам герой: из неопытного юного правителя, жестоко забавляющегося над своими подданными, он превращается в мудрого царя, равного которому нет во всем мире. Табличка из Сулейманийского музея, послужившая поводом для настоящей заметки, содержит несколько отрывков, описывающих главный подвиг Гильгамеша и Энкиду. Подвиг этот заключается в убийстве Хумбабы — чудовища, охраняющего кедровый лес в горах Ливана. Прежде чем приступить к рассказу о табличке, необходимо вкратце рассказать об истории самого текста.

«Эпос о Гильгамеше» дошел до нас в нескольких версиях, ни одна из которых не сохранилась полностью. Лучше прочих известна версия I тысячелетия до нашей эры, которая лежит в основе большинства современных переводов. В издании Дьяконова она называется «ниневийской», поскольку до последнего времени была известна, прежде всего, по табличкам из библиотеки ассирийского царя Ашшурбанапала в Ниневии. Сейчас мы знаем примерно три четверти текста «ниневийской» версии, однако недостающие отрывки постепенно заполняются благодаря новым находкам — и можно надеяться, что когда-нибудь «Эпос о Гильгамеше» предстанет перед нами в полном виде.

Существуют также более ранние версии текста. Довольно много табличек дошло от старовавилонского периода (первая половина II тысячелетия до нашей эры). Судя по всему, в эту эпоху еще не сложилось общепринятой канонической версии «Эпоса». Некоторые эпизоды, не сохранившиеся в «ниневийской» версии, известны сегодня только благодаря этим ранним источникам. Кроме того, уже в древности «Эпос о Гильгамеше» переводился на другие языки. Из Хаттусы (совр. Богазкёй), столицы Хеттского царства, до нас дошли фрагменты перевода «Эпоса» на хеттский и хурритский языки. Наконец, Гильгамеш занимает видное место и в шумерской литературе — сохранилось шесть шумерских поэм, посвященных герою. В отличие от аккадского «Эпоса о Гильгамеше», шумерские поэмы не связаны между собой единым сквозным сюжетом. Отношения между шумерскими поэмами о Гильгамеше и аккадским «Эпосом» не вполне ясны: некоторые поэмы рассказывают о тех же событиях, что и «Эпос» и, вероятно, являются его предшественниками; при этом сюжет других поэм не находит никакого отражения в аккадском произведении.

Табличка из Сулейманийского музея относится к «ниневийской» версии «Эпоса о Гильгамеше», которая была поделена в древности на двенадцать таблиц. Речь идет как бы о двенадцати главах, каждая из которых занимала отдельную табличку. Таким образом, в древнемесопотамской библиотеке I тысячелетия до нашей эры полное издание «Эпоса» о Гильгамеше стояло на полке в виде двенадцати глиняных табличек. Каждая из них состояла из шести колонок текста (по три колонки на каждой стороне) и содержала в среднем 250–300 стихов. Табличка из Сулейманийского музея представляет собой манускрипт пятой таблицы «Эпоса», повествующей о битве Гильгамеша и Энкиду с Хумбабой. Долгое время пятая таблица была известна по одной единственной копии, в которой сохранились лишь первые несколько строк текста. В них говорится о том, как Гильгамеш и Энкиду застыли в изумлении перед кедровым лесом и дивятся его красоте. Далее же история обрывается. Впрочем, кое-что о сражении с Хумбабой было известно благодаря отрывкам из хеттоязычной версии и фрагменту таблички старовавилонского периода (в своем издании Дьяконов включил оба этих источника в перевод пятой таблицы). В 1980 году был опубликован новый манускрипт пятой таблицы, и выяснилось, что большую ее часть занимает разговор между Гильгамешем, Энкиду и Хумбабой. Вначале Хумбаба самоуверенно обещает героям жестоко расправиться с ними, затем, уже побежденный, долго молит их о пощаде. Победой же над Хумбабой герои обязаны вмешательству Шамаша, бога солнца, который обездвиживает Хумбабу, послав против него тринадцать волшебных ветров.

Табличка из Сулейманийского музея важна, прежде всего, тем, что позволяет заполнить большую лакуну в начале пятой таблицы. Благодаря ей мы теперь располагаем пространным описанием кедрового леса: деревья-великаны так переплетены между собой, что между ними нигде нельзя найти прохода; смола льется здесь, словно дождь. Весь лес наполнен стрекотом цикад, пением птиц и криками обезьян. Животные уподобляются в тексте музыкантам, неустанно играющим свою музыку для Хумбабы.

В заключение нужно сказать, что Сулейманийская табличка отнюдь не исчерпывает список недавних находок, связанных с «Эпосом о Гильгамеше». Так, например, в 2016 году ожидается публикация еще одного манускрипта пятой таблицы. Уже известно, что он должен дополнить описание схватки Гильгамеша и Энкиду с Хумбабой: Хумбаба намерен поднять Гильгамеша и Энкиду до самого неба, пробить в земле дыру в преисподнюю и сбросить туда героев, однако небо оказывается слишком высоко, и Хумбаба не может до него дотянуться, а скала под ногами Хумбабы не поддается его ударам.
Нашли ошибку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

Читайте также

В Индонезии при землетрясении погибли 18 человек

09:11

Обама назвал ошибки США в Ираке причиной зарождения «Исламского государства»

09:12

Объявлены лучшие фильмы 2016 года

16:14
Азпп
Наверх